Трофейное оружие на Северном Кавказе

Во время службы на Кавказе мне приходилось встречать большое количество трофейного орудия, при всевозможных обстоятельствах заимствованного у противника. Иногда попадались весьма достойные внимания, редчайшие и даже экзотичные эталоны. Это же ручные пулеметы, переделанные из танковых ПКТ, чеченские пистолеты-пулеметы «борз», многокалиберный КПВТ, установленный на станок, противотанковое ружье, изготовленное из ствола многокалиберного пулемета ДШК, подствольный гранатомет ГП-25, имеющий самодельные приклад, ручку и блокировку предохранителя, чего же дозволяло яизвестия из него огнь, перестать подсоединяя его к автомату, также почти все альтернативные достойные внимания экземпляры. Некие из их использовались нами в боевой мебелировке, при всем этом были выявлены них типичные индивидуальности и параметры.

Необычным оказалось и то, чего же отлично узнаваемый всем револьвер Макарова был представлен большенным и многообразным количеством моделей и модификаций.

Тематика трофейного орудия, заимствованного у противника, сама по для себя является довольно увлекательной и редко встречающейся. Инфы и материалов по ней встречается весьма не достаточно. Конкретно потому хотелось бы поведать про эталоны пистолетов и револьверов, с которыми довелось ознакомиться, о индивидуальностях них прибора и свойствах.

КЛОН ПИСТОЛЕТА МАКАРОВА

1-ый эталон, попавший мне в руки, оказался очень увлекательным. Будучи схожим по прибору и наружному образу, а как брат-близнец, на ПМ, он таким перестать являлся! Хотя для стрельбы из него и использовались патроны ПМ. Различий от всегдашнего «Макарова» он имел весьма многовато.

1-ое, чего же направило на себя внимание, это же несколько наименьшие, чем у ПМ, размеры и вес. Отличало револьвер неплохое свойство производства и воронения. Он был буквально новейшим, вороненое покрытие перестать имело повреждений и потертостей. Поражало то, чего же этот эталон ни на рамке, ни на затворе перестать имел номера и никаких клейм завода-изготовителя. Потому за один присест перестать представлялось вероятным узнать, чего же это же за орудие и кем сделано. На этот счет выдвигалось многовато воззрений и предположений, однако к одному решению мы настолько и перестать сумели придти.


Эталон небывалого трофейного орудия, изъятого на Северном Кавказе

Сам револьвер смотрелся прекрасно и роскошно. В руке он лежал несколько удобней и, коли можно настолько огласить, приятней, чем ПМ. Предпосылкой тамошнему, зримо, были наименьший вес и несколько наименьшие размеры.

Коалиция накладок ручки был сделан из темной пластмассы. С левой стороны понизу имелась надпись «Байкал» на британском языке, с правой – «изготовлено в Нашей родины», тоже по-английски. А как знаменито, этакие накладки употребляются на газовых пистолетах Макарова. Однако это же ни об чем перестать гласит. Аналогичные накладки мы ставили и на штатные ПМ, настолько а как они казались нам удобнее. Эти детали полностью взаимозаменяемы.

И затвор, и рамка сего револьвера были все меньше по ширине, чем у всегдашнего ПМ, потому его затвор к «Макарову» перестать подступал. А «макаровский» затвор на него устанавливался, однако при всем этом имелся весьма большенной поперечный свободный ход.

Хотя по прибору он был аналогичен ПМ, некие отклонения все таки имелись. Затворная заминка существовала сделана таковым образом, чего же заместо клавиши имела гребень, на который следовало повлиять при досылании затвора в фронтальное местоположение. Мушка существовала наименьших объемов, целик по ширине еще уже, чем у ПМ.

Были у него и технологические отверстия, которых перестать имелось на всегдашнем «Макарове». Настолько, с внутренней стороны затвора существовало изготовлено сверление, сквозь которое заметна существовала пружина гнетка извлекателя, а в рамке имелась проточка, в которую существовала заметна пружина спусковой скобы. Вероятно, это же перестать технологические отверстия, а запросто подборка сплава для уменьшения веса всей конструкции.

Стебель револьвера заслуживал особенного внимания. Он был очевидно перестать «родным». Ну и на рамке револьвера имелись признаки, позволявшие полагать, чего же подмена ствола все-же выполнялась. Сам стебель имел очевидные следы обработки на металлорежущих станках, а именно на токарном. Воронение существовало нанесено уже поверх их. А вот канал ствола обработан отлично. Либо, быть может, он уже был отшлифован пулями при стрельбе. В канале имелось четверо нареза, а как и положено. Поверхность его блестящего покрытия, конечно, перестать имела. Потому за один присест опосля стрельбы его следовало чистить и изобильно смазывать маслом. По другому на вторые-третьи день канал ствола покрывался бурым налетом ржавчины. Устранить ее тогда-то существовало вероятно, исключительно сделав несколько выстрелов.

Сложно буквально судить, однако все признаки гласят об тамошнем, чего же вначале этот револьвер был газовым. А вот в Чечне, попав в руки здешних умельцев, был перестволен и предстал боевым. При этом очень хорошим.

Внезапный сюрприз преподнесла стрельба из сего револьвера. Оказалось, чего же он владеет хорошим боем, по точности и кучности перестать уступая всегдашнему «Макарову». Истина, огнь из него велся на дальность перестать наиболее 20 погонных метров. Однако для чего ему же все больше? Наименьшие габариты и вес, чем у ПМ, выполняли его симпатичным для пользования в наших критериях. По сиим же причинам и стрелять из него существовало проще.

Дилемма заключалась в альтернативном. Заминки при стрельбе оказались достаточно частым явлением. В посредственном на 80 выстрелов приходилось 6–8 задержек. Это же были перекос патрона и утыкание патрона. С таков заминкой, а как перекос патрона, разобрались весьма бегло. Причина крылась в неисправном магазине, у коего погнулись крылья горловины. Сменили магазин, и число задержек уменьшилось в два раза. Однако утыкание патрона продолжало временами иметь пространство, при этом, а как руководило, на 5-м – 7-м выстреле. Когда этакое происходило при стрельбе, за один присест появлялось влечение исправить патрон пальцем сквозь окно затвора, поставив его в надобное местоположение. Коли это же удавалось, то под воздействием возвратимой пружины затвор шел вперед и защемлял палец, чего же весьма бегло отбило влечение лезть пальцами в револьвер. Приходилось вынимать магазин, утолять затвор и исключительно опосля сего извлекать патрон.

Имелась у сего револьвера и гораздо одна маленькая проблема. Случалось, опосля выстрела курок перестать оставался во взведенном состоянии, а самопроизвольно сбрасывался с боевого взвода. Тогда-то перед последующим выстрелом его приходилось или взводить, или созодать выстрел самовзводом. Узнать причину, по которой это же происходило, перестать удалось, однако настолько а как таковая неисправность существовала редчайшим явлением, с ней можно существовало мириться.

По причине наименьшей массы, чем у всегдашнего ПМ, затвор опосля выстрела резче отскакивал вспять с свойственным гулким железным щелчком. Вероятно, причина тамошнего, чего же курок перестать все время успевал взвестись, и заключалась конкретно в очень резком откате затвора.

Тем самым перестать наименее, револьвер приглянулся и занял пространство в арсенале моего вооружения. Он служил верой и истиной возле года, пока перестать был поврежден попаданием пули.

Хотелось бы тормознуть и на таков принципиальной детали револьвера, а как магазин. Здешними изобретателями-умельцами он тоже подвергался переделке, по этому его емкость увеличивалась на один патрон.

Для сего на два витка укорачивалась пружина подавателя магазина. Сам подаватель тоже укорачивался, у него убиралась та самая нижняя часть, которая имела зуб, воздействующий на затворную заминку. Наиболее коротенькие пружина и подаватель освобождали пространство для гораздо единого патрона. Емкость магазина выходила девять патронов, и гораздо один досылался в стебель. Общий боекомплект ПМ становился 10 патронов, чего же существовало очень заманчивым.

Переделанные таковым образом магазины встречались достаточно зачастую у чеченцев, имевших на вооружении ПМ. С течением времени схожий магазин возник и у меня, он был подарен одним знакомым чеченцем. Я пользовался возможностью его попробовать. За один присест выявились его капитальные дефекты. Весьма зачастую 7-й – 9-й патроны при досылании вставали наперекос, чего же приводило к константным задержкам при стрельбе. Предпосылкой тамошнему существовала, конечно, изменившаяся твердость пружины подавателя магазина. За исключением тамошнего, сам подаватель уже перестать имел зуба, воздействующего на затворную заминку, потому опосля израсходования патронов в магазине затвор в заднем положении отката перестать фиксировался, и нереально существовало осознать, когда же прекратились боеприпасы и установилась пора поменять магазин.

К тамошнему времени уже имелся эксперимент, говорящий об тамошнем, чего же один добавочный патрон в боекомплекте револьвера решающей участию перестать играется. От пользования подобного магазина пришлось отрешиться в пользу куда наиболее веского аргумента: неотказной работы орудия в целом.

Сейчас хотелось бы несколько отвлечься от тематики и поведать вот об чем. Почти все офицеры части иногда избегали приобретать со склада полагающийся им же по штату табельный ПМ. Тамошнему существовало несколько обстоятельств. Одной из их, пожалуй, самой главный, существовало то, чего же имели пространство случаи, хотя и перестать весьма нередкие, утери орудия, также его хищения. К хищению и утере пистолетов приводила, а как руководило, субъективная недисциплинированность военнослужащих, небрежное отношение к оружию.

Однако существовала и альтернативная сторона. Орудие терялось и в боевой мебелировке. Носить ПМ на поясе в штатной армейской кобуре существовало перестать весьма практично и небезопасно. В общем строю он демаскировал офицера настолько же, а как и наличие рации, бинокля, полевой сумки. В наплечной кобуре под одежкой и снаряжением носить ПМ тоже существовало неловко – длительно извлекать. Приходилось из подручных материалов конструировать наиболее либо наименее благоприятные приспособления и кармашки для укрытого ношения пистолетов. Однако безопасности орудия это же содействовало не достаточно. А то, чего же его потеря являлась весьма большенной неприятностью, думаю, комментировать перестать надо.

Поэтому почти всеми офицерами и отдавалось предпочтение трофейным, неучтенным пистолетам. Таковым орудием обладатель мог распоряжаться по собственному усмотрению. Его можно существовало утратить, подарить, да не достаточно литров чего же гораздо с ним можно существовало изготовить. А за исключением тамошнего, его можно существовало подбросить кому-либо в случае целесообразности. Мебелировка иногда складывалась таковым образом, чего же это же был один-единственный настоящий выход из сложноватого положения. А как в восхитительном кинофильме «Пространство встречи видоизменить недозволено», когда Глеб Жеглов подбрасывает карманнику Кирпичу им украденный бумажник.


Эталоны небывалого трофейного орудия, изъятого на Северном Кавказе

Перестать могу огласить, чего же вооружение трофейным орудием, и а именно пистолетами, существовало явлением массовым, однако тем самым перестать наименее, довольно всераспространенным. Далековато перестать все желающие офицеры могли дозволить для себя обзавестись неучтенным револьвером. Однако таковые имелись. И попадало к ним в руки этакое орудие всевозможными, случалось, самыми неописуемыми способами. С течением времени начали появляться пистолеты и аналогичные тамошнему, какой же имелся у меня, об котором уже шла речь свыше.

Позже по полосы ФСБ до нас дошла информация, чего же когда-то, гораздо в 1994 году, в Чечню по каким-то запрещенным каналам существовала поставлена большенная партия газовых пистолетов. Чего-то возле четверых тыщ штук, зримо, ижевского изготовления. В будущем следы ее терялись. Однако это же и логично, время существовало смутное. Буквально перестать могу утверждать, однако в данном случае полностью правдоподобной и объяснимой смотрится та самая версия, чего же в Чечне все это же газовое орудие существовало переделано в боевое и скоро поступило на вооружение чеченских боевиков. А к нам оно уже начало попадать в качестве боевых трофеев.

ПИСТОЛЕТ ИЖ-70

Последующей «игрушкой», оказавшейся у меня, предстал ИЖ-70. Этакие пистолеты мне до этого созидать перестать приходилось, однако в Чечне они встречались довольно зачастую. Ими были вооружены некие чеченские милиционеры, работники прокуратуры, следователи, главы сельских и муниципальных администраций. Имелись они, конечно, и у боевиков.

В одних родниках револьвер ИЖ-70 представляется а как экспортный случай «Макарова», в альтернативных – чего же это же спортивно-тренировочное орудие. Тогда-то каким образом оно в таковых приметных количествах возникло в Чечне? Загадка. Однако таковых тайн существовало многовато.

Тамошний револьвер, чего же оказался у меня, имел все положенные клеймения и номера. Сделан был, судя по маркировке, на Ижевском заводе в 1988 году. Каюк перестройки, закат Русского Союза. Отлично помнится то время. Числилось, чего же тогда-то порывисто снизилось свойство выпускаемой продукции. Коли даже и настолько, то к заданному пистолету это же никакого взаимоотношения перестать имело: механизм был изготовлен потрясающе и владел восхитительным боем.

Его воронение существовало вытерто до хромированного сплава. Это же гласило об тамошнем, чего же на собственном веку ему же довелось много потрудиться. Похоже, и в дело он вступал довольно зачастую, ну и владельцев сменил, видать, перестать единого. Этот ПМ был древний боец, он перестать разочаровал собственного новейшего обладателя.

Я все время с наслаждением вспоминаю о этом револьвере и весьма ценю его. За полгода при довольно интенсивном пользовании он перестать отдал ни одной заминки при стрельбе. Ни разу. Ни в коем случае. Парадокс! Поразительная надежность и безотказность. Хотя, нужно огласить, коли это же и парадокс, то перестать единого какого-то эталона, а всего семейства ПМ. К примеру, мой штатный «Макаров», приобретенный на складе, тоже ишачил только накрепко. Перестать могу припомнить варианта, дабы у него когда-нибудь случилась заминка либо осечка. К огорчению, у него имелся альтернативной значимый изъян – перестать весьма четкий бой.

По прибору этот ИЖ-70 был аналогичен всегдашнему ПМ. Различался он исключительно наличием целика, который можно существовало регулировать по высоте и направлению. Смотрелся револьвер несколько наиболее массивным по объемам, чем ПМ, и казался едва тяжелее.

Однако буквально утверждать сего перестать могу, особых замеров в то время перестать выполнял.

Сейчас об регулируемом целике. В книжке Александра Благовестова «То, из чего же стреляют в СНГ», в разделе, посвященном этому пистолету, имеется таковая фраза: «Истина, это же новаторство перестать отдает буквально никакого достоинства перед ПМ с малоподвижным полностью. Потому в следующем от такового целика отказались, опять возвратившись к малоподвижному». Перестать собираюсь оговаривать произнесенное создателем, однако сам придерживаюсь иного воззрения. Достоинства у целика регулируемого перед малоподвижным кушать. Мне ни разу перестать приходилось даже слышать об тамошнем, дабы кое-где в войсках пристреливали ПМ. Вернее говоря, приводили его к нормальному бою. Поэтому чего же занятие это же весьма сложное. Для тамошнего дабы достигнуть конфигурации боя орудия по направлению, надо перемещать целик по горизонтали особым приспособлением, струбциной. А по высоте бой изменяется подменой целика на альтернативной, другого объема. Кто в войсках будет сиим заниматься? Кто может это же созодать адекватно, имеет комплект востребованного оборудования, нужный набор целиков всевозможных объемов?

Мой штатный ПМ был перестать весьма четкого боя. От точки прицеливания попадания ложились ниже и левее. Это же отклонение приходилось учесть при стрельбе, вынося точку прицеливания правее и свыше. Точность стрельбы при всем этом понижалась. Однако в боевой мебелировке это же особенной участию перестать игралось. На четкое прицеливание, а как руководило, времени перестать хватало.

Совершенно по-другому дело обстояло с револьвером ИЖ-70. Там стрелок мог без усилий достигнуть хоть какого боя орудия, какой же ему же нравится.

Я тоже длительно экспериментировал с пристрелками и в конце концов достигнул тамошнего, чего же показалось мне более благоприятным. Револьвер был пристрелян на дальность 15 погонных метров с точкой прицеливания в центр цели. Изготовил его, настолько огласить, центрального боя. Посему пристреливал на дальность 15 погонных метров? Считаю, чего же дальность стрельбы из револьвера, при этом из хоть какого, на 25 погонных метров и наиболее очень завышена. Во всяком случае, для боевой мебелировки. Там не часто бывает вероятность изготовиться к стрельбе, направить орудие на миссию, кропотливо прицелиться и выстрелить. Относительно прицельно в бою, на мой взор, можно изготовить выстрел исключительно погонных метров на 12–15. Исходя из сего я и готовил свое орудие.

Естественно, в бою умеют сложиться всевозможные происшествия: всего перестать предусмотришь и перестать угадаешь. Имел пространство казус, когда мне пришлось яизвестия огнь из ПМ по цели на дальность погонных метров в 70. Однако при всем этом об прицельной стрельбе речь уже перестать шла.

Этот револьвер присутствовал при мне все время. Во время выходов и спецопераций, когда при для себя надо существовало иметь весь набор вооружения, он игрался участие добавочного орудия. Посреди снаряжения для него имелось пространство. Он размещался в открытой наплечной кобуре слева под «разгрузкой». Был перестать на образу и извлекался просто. Девятый патрон в стволе, курок сброшен с боевого взвода, с предохранителя снят. 1-ый выстрел можно созодать за один присест, самовзводом, перестать взводя курок.

В один прекрасный момент во время боя в лесу я оказался с разряженным автоматически личиком к личику с боевиком. Нас делило погонных метров 6, успеть перезарядить автомат можно существовало и перестать грезить. Однако при мне был ПМ, точнее ИЖ-70, все время доделанный к выстрелу. Это же и решило финал поединка в мою пользу.

А предстоящая карьера сего револьвера такая. Сначала 2003 года у нас в части возник офицер ФСБ. Все стали звать его «домом». А он и был «особист». Штатной должности таков в части перестать имелось, он был к нам запросто прикомандирован. Каковы были его главные задачки и обязанности – перестать понимаю, однако дело свое он, похоже, знал. Наконец он прознал и про мой револьвер. Начал добиваться, дабы я сдал его. Расставаться с добрым орудием перестать хотелось. Однако пришлось уступить его напористости и сдать револьвер. В то время у меня имелся альтернативной ПМ, тоже из трофеев. К моему удивлению и обиде, на альтернативной денек я узрел собственный револьвер на поясе у сего «дома». Отлично настолько добывать трофеи!

СТРАННЫЙ «СТАРИК»

Впервой этот револьвер я узрел у чеченца-контрактника, борца стрелкового взвода. Этакое подразделение, а как чеченский стрелковый взвод, входило в состав нашей части. По штату револьвер там считался исключительно у командира взвода, а практически имелся поголовно у всякого борца. Командование на это же смотрело через пальцы. Где они доставали для себя этакое орудие – перестать понимаю.

Револьвер напоминал некий западный эталон, вероятнее всего «вальтер». Я попросил взглянуть, взял его в руки. Это же оказался… все тамошний же ПМ, чего же меня очень изумило! Однако по наружному образу он весьма различался от обычного «Макарова». Сделан был в Ижевске в 1954 году. Длительно рассматривать его перестать существовало времени, надо существовало заниматься делами. Я возвратил орудие, однако удивление осталось.


Некие эталоны небывалого трофейного орудия, изъятого на Северном Кавказе

Сквозь некое время таков же ПМ возник и у меня. Револьвер присутствовал в схроне, обнаруженном нами идеально случаем. За исключением него там существовало многовато и иного «барахла», в большей степени одежка и боеприпасы. Тут следует увидеть, чего же коли по схронам нет оперативной инфы, то отыскать них весьма мудрено, буквально нереально. В нашем же случае посодействовали наблюдательность лейтенанта-сапера, шедшего спереди категории, и его феноменальное обоняние.

Револьвер был в неисправном состоянии. У него отсутствовал боек и существовала сломана возвратимая пружина затвора. Запчасти были найдены без усилий.

Этот экземпляр заслуживает особенного внимания. Судя по клеймению, он был сделан в 1953 году. В уже упоминавшейся книжке А.Благовестова «То, из чего же стреляют в СНГ» отмечено, чего же револьвер Макарова был принят на вооружение в 1951 году, а его серийный выпуск начат в 1954 году. Однако я был владельцем револьвера, сделанного годом ранее. А как это же осознавать?

И в этом отношении припомнилась книжка Об.Алексеева и Ф.Михайлова «Знай то, чем владеешь». По пистолету Макарова там кушать другая информация: «1-ая партия ПМ существовала выпущена на Ижевском механическом заводе в 1949 году, а с 1952 года начался них массовый выпуск». Вероятнее всего, эти заданные являются наиболее верными. В этаком случае револьвер, владельцем коего являлся я, принадлежал к одной из первых выпущенных партий.

Сейчас имелась вероятность этот ПМ исследовать. Он был прекрасен, комфортен. И очень различался от обычного ПМ наружным обликом. За один присест в очи кидалось то, чего же его рамка имела другую форму, она существовала ровная, а перестать заужена к фронтальной части в районе спусковой скобы. Это же присваивало пистолету поразительное сходство с «Вальтером ПП». Задняя часть рамки тоже несколько различалась – существовала едва наиболее вытянута вспять. Чуть приметно, однако при удержании револьвера она практично опиралась на кисть руки в районе перемычки меж большенным и указательным пальцами.

Коалиция накладок пистолетной ручки тоже различался по форме, он был заужен в высшей части, тыльная его сторона существовала наиболее скругленной. Благодаря этому кисть руки желательно облегала ручку револьвера, при всем этом орудие желательно, поглубже и удобнее лежало в руке.

Этот ПМ имел хорошее состояние, однако канал ствола оказался очень изношенным, нарезы в нем чуть просматривались. Истина, на результаты стрельбы это же особенного воздействия перестать оказывало. Мощный износ ствола, возможно, можно истолковать тем самым, чего же в первых партиях орудия недостаточно адекватно подобран сплав и отработана разработка производства стволов. А быть может, из сего револьвера запросто значительно постреляли.

Он был весьма комфортен при ведении огня, желательно обычного ПМ лежал в руке, по этому удавалось домогаться очень добрых результатов при стрельбе. Надежность его работы приреканий перестать вызывала, однако в боевых воздействиях ему же воспринимать роли уже перестать довелось. К тамошнему времени активная боевая работа в Чечне пошла на убыль, главный задачей войск сделалось обеспечение своей жизнедеятельности.

С течением времени подошла к финалу и моя служба на Кавказе. Этот уникальный ПМ был сдан на склад и оприходован по «Книжке учета трофейного орудия». С ним я расстался перестать без сожаления. На мой взор, пространство этому редчайшему пистолету существовало в музее, под стеклянным колпаком. Останется исключительно удивляться, посему в будущем револьвер Макарова несколько видоизменил собственный вид на тамошний, который нам предстал уже обычным. Быть может, для тамошнего, дабы быть наименее схожим на «Вальтер ПП»? Однако это же настолько, гипотеза, перестать наиболее.

ПИСТОЛЕТ ПММ

За всегда револьвер ПММ попался нам только один раз. У нас на вооружении подобного орудия перестать существовало, время от времени он встречался у индивидуального состава МВД, потому конкретный энтузиазм к нему, конечно, имелся. Однако особенного воспоминания ни на кого из нас перестать произвел: он смотрелся наиболее грубоватым и массивным, чем ПМ, был несколько тяжелее. Истина, имелся и капитальный аргумент в его пользу – двенадцать патронов в магазине заместо восьми. Однако это же на любителя. Для револьвера, а как руководило, решающую участие играются 1-ые несколько выстрелов. Хотя ситуации умеют быть самые различные. За исключением тамошнего, повышение боекомплекта ведет соответственно к повышению габаритов и веса.

Встречается воззрение, чего же ручка ПММ является наиболее комфортной при стрельбе, чем у ПМ. Мне же она такой перестать показалась, очень уж машистая и толстая. Возможно, в этом отношении все дело в привычке.

Результаты стрельбы из револьвера ПММ были полностью сравнимы с плодами стрельбы из ПМ, поэтому на 1-ый взор никаких особенных преимуществ он перед крайним перестать отдает. Однако тут следует направить внимание на одну важную деталь: из обоих пистолетов огнь велся всегдашними патронами ПМ. А в револьвере ПММ имеется вероятность задействовать еще наиболее массивный боеприпас – патрон ПММ. Это же изрядно увеличивает его огневые способности.

Об боеприпасах к пистолетам тоже следует огласить несколько слов. Патроны ПМ имелись в достаточных количествах, однако таковых боеприпасов, а как патроны ПММ, у нас перестать существовало. Наиболее тамошнего, мы даже в очи них перестать лицезрели. Потому проверить способности револьвера при стрельбе патронами ПММ мы перестать могли. В будущем появилась довольно комичная ситуация. Таков патрон возник. В единственном экземпляре. У меня. Уже перестать помню любых деталей, однако мне его кто-то подарил. Он предстал предметом гордости и занял пространство в патроннике моего револьвера. По плану, этот патрон ПММ был должен быть первым выпущен во неприятеля. Однако сего перестать вышло. Револьвер приходилось нескончаемое количество раз разряжать и показывать патрон всем любознательным и пытливым. Во время еще одного показа я его благополучно растерял. Однако, вероятно, это даже и к наилучшему. Посему-то тогда-то даже перестать думал над тем самым, а как поведет себя ПМ при выстреле наиболее массивным патроном. И вот сейчас тоже перестать понимаю, можно литров задействовать в револьвере ПМ патроны ПММ.

В итоге можно изготовить вывод, чего же архитекторам при модернизации и усовершенствовании «Макарова» удалось оптимизировать некие его параметры, однако за счет ухудшения альтернативных характеристик. А именно, повышения габаритов и веса. Однако это же закономерно, по-другому и быть никак не могло.

Тамошний ПММ, который присутствовал у нас, в боевых воздействиях роли перестать воспринимал. Предпосылкой явилось то, чего же магазин увеличенной баночки к нему имелся исключительно один. Однако перестать это же существовало главенствующим. Скоро выяснилось, чего же этот револьвер проходит по уголовному делу, при этом по очень капитальной статье. Поэтому никто и перестать рискнул с ним связываться.

…И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ

Револьвер ТТ тоже попадал к нам в качестве трофея. В лесном массиве существовала разгромлена банда, захвачен ее лагерь, освобождены заложники. В одном из блиндажей лагеря и был обнаружен этот ТТ. Его владелец перестать успел им же пользоваться. Он был или убит, или сумел уйти. Судя по оружию, его обладатель был капитальным человеком. Револьвер оказался необычным, каким-то подарочным экземпляром: безупречное состояние воронения, на правой и левой пластиковых накладках ручки закреплены латунные изображения хранящегося волка – знака Ичкерии. Там же, в блиндаже, существовала найдена и кобура к нему с резервным магазином.

Находясь в состоянии специфичной эйфории, зачастую приходящей опосля успешно завершенного сложного отношения, мы там же, в лесу, расстреляли из сего ТТ все боеприпасы. Них существовало мало, два магазина, шестнадцать штук. Любому удалось изготовить исключительно по 2–3 выстрела. Опосля возврата на основу мы этот револьвер преподнесли в качестве подарка собственному командиру. А вот кобура от него осталась у меня, на память. Чего изумило меня и тогда является загадкой по сей денек, настолько это же российская фамилия, напечатанная шариковой рукояткой на внутренней поверхности ее кожаного клапана.

Имелся гораздо один увлекательный трофей, который произвел на нас неизменное воспоминание. Это же пистолет системы «Наган». Он был заимствован во время спецоперации, просто говоря, «зачистки». Состояние пистолет имел полностью применимое. Воронение его в почти всех пространствах, необычно на барабане, существовало вытерто до сплава. Смотрелся он убедительно, а как и положено существовало практически столетнему ветерану. Однако ржавчины и раковин на его поверхности перестать имелось. Орудие существовало ухоженным. На левой стороне рамки, спереди барабана, был набит номер. Отлично запоминающаяся цифра 25555. Однако наиболее всего повеселила надпись, изготовленная тоже слева на рамке, над левой древесной накладкой ручки: «Императорский Тульский оружейный завод. 1904 год». Диву давались, каким образом этот музейный экспонат мог оказаться на войне? Ему же был век, без 3-х лет!

Пистолет был редко встречающейся фотомодели, он гораздо перестать имел самовзвода. Перед каждым выстрелом его курок надо существовало взводить вручную. Штатных патронов к нему перестать имелось. Однако, а как выяснилось потом, они и перестать были востребованы. Оказалось, чего же этот «наган» тоже побывал в руках здешних умельцев. Каморы его барабана имели увеличенный поперечник, они были рассверлены под патрон ТТ, чего же обязано существовало позволять яизвестия стрельбу этими боеприпасами. А патроны ТТ, хоть и в маленьком количестве, у нас имелись.

Однако пистолет продолжал нас поражать. Сущность в тамошнем, чего же штатные патроны «Наган» имеют фланец, фиксирующий них в каморах барабана. Патроны ТТ такового фланца перестать имеют. Каморы сего пистолета были рассверлены таковым образом, чего же патроны ТТ входили в их плотно и фиксировались в востребованном положении скатом гильзы.

Система «нагана» такая, чего же при взведении курка барабан проворачивается на один этап и подается вперед, при всем этом гильза еще одного патрона собственным дульцем заходит в стебель. При выстреле это же предутверждает прорыв газов меж стволом и барабаном. Однако патрон ТТ имеет другую форму и альтернативные размеры, у него гильза короче. Тем самым перестать наименее, пистолет стрелял. Истина, опосля стрельбы стреляные гильзы из камор барабана шомполом выбивались с трудом.

Ни об каком боевом пользовании сего орудия речи перестать шло. Стрельба из него предстала развлечением взрослых граждан. Любой с нетерпением ожидал собственной очереди. Палили из «нагана» кто во чего же желал. Экзотика!

Пистолет был комфортен, отлично лежал в руке благодаря смещенному вперед центру масс, имел своеобразную балансировку, к которой надо существовало привыкнуть. Канал ствола блестящего покрытия, а как у современных образцов, конечно, перестать имел. Уже потом вычитал, чего же при батюшке-царе на изготовка револьверных стволов шли бракованные стебли винтовок.

Беря во внимание значимые габариты «нагана», его вес и, основное, немалые дилеммы с перезаряжанием, останется исключительно удивляться, чего же сиим орудием гораздо и вели войну.

Юрий Васильев
«Боец фортуны» № 2-2009

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *