Спецназу годится любое оружие!

Спецназу годится хоть какое орудие – и не делать поэтому, чего его борцы обязаны классно стрелять из чего же угодно, а по причине тамошнего, чего утверждение об целесообразности вооружать спецподразделения особым – драгоценным и высокоточным, орудием с обилием прибамбасов – не делать наиболее чем вредоносный миф!

Мне часто доводилось созидать борцов спецназа, кои часами разглядывали фото типа: «Боевой пловец категории SEAL ВМС США вынянчит на сберегал с пистолетом-пулеметом МР-5». Следят… и взор с поволокой. Боевой пловец весь в темном, во рту шланги, на личике маска, за спиной баллоны, в руках «МР-пятый». Весомо. Неплохое орудие. Ну и юноша, вероятнее всего, не делать промах. Губки нашего спецназовца сами собой шепчут: «SEALсы!», коллега зачарован.

Про наше орудие общепринято гласить: «Аналогов в мире нет». Однако кто-либо, хоть раз думал, посему? Субъективно я. считаю – поэтому, чего аналогов нет нашим людям! Тем самым, кто поставил на колени все ведущие армии мира любых эпох. И гнули мы них в это же неловкое местоположение нашим орудием и нашим боеприпасом. Откуда аналоги? Ну пусть даже и покажутся. Однако нам то они для чего? Мы самодостаточны!

Хохот хохотом, однако в Нашей родины уже общеприняты на вооружение прозападные эталоны стрелкового вооружения. Я говорю об пистолетах-пулеметах калибра 9×19 милиметр. Охото веровать, чего до спецподразделений оно все-же не делать дойдет! Я на это же, по последней мере, очень надеюсь!

– Посему? – спросите вы.
– Да поэтому, – отвечу я. – чего чужой эксперимент – не делать наилучший советчик. Однако коли собственный мозг молчит, то иного выхода нет. А ведь одолеть действительного неприятеля время от времени легче, чем свою иллюзию.

Время от времени эту иллюзию преодолеть буквально нереально, в силу нескольких обстоятельств. Во-1-х, к прозрению может привести исключительно весьма твердая переоценка сначала собственных личных ориентиров. Однако далековато не делать любой владеет востребованной для сего силой нрава. И далековато не делать всякого переоценка приводит к беспристрастному взору на вещи. Во-2-х, когда от человека мало-мальски что-то начинает зависеть, переоценка проведена, и кушать вероятность реально что-то видоизменить, у него уже семья и детки. И пора начинать думать о них судьбе, а не делать выискивать истину, поиски которой часто завершаются дурно.

Тем самым не делать наименее попробуем разобраться, посему легенды и мифы, окутавшие оружейное и околооружейное существование спецназа, не делать предлагают трезво следить на происходящее?

Откуда прольется свет?


Стрельба из-под малорослого горизонтального препятствия, во-1-х, за один присест затрудняет
прицеливание по причине отсутствия отвесного угла, который отдает нам прицельная
планка, во-2-х, является сама по для себя весьма неловким положением, по причине
целесообразности укрыться за малорослым препятствием и яизвестия огнь из-под него

Субъективно мое воззрение таково, чего ниоткуда он уже не делать прольется. Закончить нужно ожидать, чего что-то поменяется. Ничего не делать поменяется. Надежда на «что-то» обязана дать дуба первой. Наиболее тамошнего, ее нужно кокнуть. Без нее мы будем возлагать исключительно на свои силы и рассчитывать исключительно на себя. А не делать на новое, пристижное, перспективное либо пожилое и надежное. Исключительно свои силы и исключительно собственный эксперимент.


Автомат положен набок. Таковая стрельба может вестись
из-под кара. При стрельбе на 100 м этакое
местоположение просит добрых познаний
наружной баллистики

Вот для вас ординарной, практический пример. С одной стороны, кушать древний, однако испытанный всеми войнами 2-ой половины минувшего века и всеми климатическими поясами Калашников, калибра 7.62 милиметр, который влечет неких практически за бедра вспять. А с альтернативной – новость в облике пистолета-пулемета «Витязь» калибра 9×19 милиметр. которым уже поменяли АКМ в МВД. Он манит вперед, к мировым эталонам антитеррора. Чего же желательно? А как в этом разобраться молоденькому спецназовцу?

На помощь заблудившимся приходят легенды об тамошних людях, кои умели все, однако них уже нет, либо об тамошних, кто придет и все исправит, однако них гораздо нет. Время от времени, истина, этакие специалисты являются своей личностью. С обложек книжек, смотрят них грозные лики. Однако познаний эти книжки не делать добавляют ни борцам, ни нам – инструкторам. И мы сами потихоньку обучаемся возместить пробелы в познаниях и дефекты в подготовке. А как мы это же делаем? Да а как все! Переносим ответственность с себя на нечто альтернативное.

О этих компенсаторных силах мы и побеседуем. Они так мощны, чего иногда уже непросто отследить настоящее личико, тамошнего либо другого зрелища подготовки. Ну и само орудие, и обычные требования к нему, под воздействием этих сил, очень поменялись. Для тамошних, кто гораздо не делать осознал, – пойдет речь об «тюнинге» орудия и мыслей.

Покупка всякого элемента оружейного «тюнинга», в семье спецназовца – это же короткий денежный коллапс. Чего же же толкает граждан на этот этап? Это же прекрасно, стильно и вселяет в борца уверенность внутри себя!

Меж тем самым, исключительно с ростом мастерства и по достижении конкретного уровня, выбор добавочных, не делать промышленных, настроек оправдан. И ничуть по другому. Это же может послужить трамплином, с коего можно запрыгнуть гораздо свыше в собственном мастерстве. Но некие с сего трамплина срываются в исчезнуть… Настолько посему одни летят ввысь, альтернативные вниз? Попробуем разобраться в этом.

Дело это же сложное, а почему мне придется ссылаться на воззрение, а как вот сейчас общепринято гласить, ведущих профессионалов. Такими я считаю Александра Петрова и служащих Челябинского «Полигона», коллектив коего, невзирая на все про все летальные ранения, нанесенные них делу неистребимой армией чиновников, продолжает жить и ишачить.

Начнем с самого драгоценного и престижного прибамбаса – коллиматорных прицелов. Ими уже пользуются а как визитками. Иметь дорогущей коллиматор а также конечно, а как иметь дорогущей сотовый мобильник. Однако основное в приведенной аналогии – свойство взаимосвязи, а не делать стоимость и наружный облик. А как визиткой ими воспользоваться можно, однако не делать а как флажком. Становиться под эти знамена рановато.

Я уже, наверно, проел плешь собственными рассуждениями об пристрелке коллиматоров. Однако обязан повториться.

Западные коллеги, те, кто вырабатывает эти прибора, в большей степени ориентируются на свое орудие. До нас им же нет никакого отношения. Отсюда 1-ая дилемма, которая образуется за один присест опосля приобретения прицела – это же его инсталляция. Обычные планки, на кои мы них устанавливаем, весьма высоки. И предлагают запросто большие превышения полосы прицеливания над осью ствола.

Коли вы пристреляли коллиматор на ближайший бой, к примеру, 30–40 м, то на 100 м попасть в голову вам будет уже очень проблемно. А коли проще, – вы не делать попадете. Либо придется стрелять выносом, коли, естественно, понимаете свои превышения.

Я написал «в голову» и кто-то может огласить: «А для чего мне стрелять в голову?».

Адекватно, на 100 м предпочтительней ранить, чтобы отвлечь на раненого гораздо пару борцов. Это же правильно. Однако, я имел в образу компактную миссию. Может случиться настолько, чего видно по причине убежища будет исключительно короткий кусок туловища противника.

Та самая же ситуация, исключительно напротив. Коли прицел пристрелян на 100 м, то при резком переходе на коротенькие и сверхкороткие дистанции, а это же у нас адресок – дистанция комнаты, поразить вмиг летальные зоны неприятеля у вас не делать удастся. А конкретно них и нужно удивлять, чтобы исключить ответный выстрел либо подрыв. Коли же учитывать гораздо, чего у вас не делать удастся на данной нам дистанции успеть изловить прицельную торговую марку и чего сам корпус прицела заблокирует большую часть зоны осмотра, то для чего он востребован? Это же минус. Однако вышло волшебство, и вы прицелились в лоб террористу и выстрелили, и… промахнулись! Пуля ушла ниже. А коли это же мишень террорист-заложник – вы сможете поразить заложника. Механика этакие фокусы исключает абсолютно.

Сейчас стрельба на 100 м. Используя коллиматорный прицел, можно вышибить «100 из 100». Это же оптимально. Коли он пристрелян, на 100 м. При резвой стрельбе в силуэт головы («Дуэль»), скорость будет схожей, чего с внедрением коллиматора, чего с «механикой». Различными будут зримые силуэты. Льготу автомата Калашникова в тамошнем, чего он отдает малый зримый силуэт борца – приклад размещен ниже оси ствола. Настолько для чего, коли вы стреляете на 100 м, лишать себя такового жизненно-важного достоинства? Коллиматорный прицел отдаст высочайший силуэт.

Стрелять в неширокие горизонтальные порты, из-под машинки, в бойницы все это же буквально нереально с коллиматором. Либо же для вас придется заваливать автомат набок. Тогда-то для чего брали прицел?

Гораздо один важный нюанс – взаимозаменяемость орудия при утере либо выходе его из строя. В нашем случае она нулевая! А как, схватив автомат товарища, вы будете стрелять, коли на нем смонтирована дорогая штучка, которую не делать вы туда прилепили? Для сего в бою для вас нужно будет перекинуться парой игривых фраз, типа:

– А скажите мне Геннадий, на скольких метрах у вас ближайший ноль?
– Понимаете, Максим, по-моему, на 100.
– Однако вот сейчас бой в адресе и дистанции еще все меньше!
– Закончить отчаивайтесь, Максим, там сбоку на прицеле винты для внесения поправки, фланцем гильзы можно испытать поправить.
– А сколько криков?
– Нужно посчитать. Однако я понимаю вот чего – на 100 м, один клик равен одной 2-ой угловой минутки.
– Спасибо, Геннадий.

Я, естественно, утрирую, однако делаю это же только для наглядности. На дистанции комнатного боя, а это же дистанция рукопашной сражения, промахнуться совершенно проблематично. Основное в этом отношении, чтобы ничего не делать мешало, – не делать закрывало обзор. Взяв в руки чужой автомат и кинув взор на штатную прицельную планку, вы все поймете. А подхватив автомат с новейшей, дорогущей фотомоделью коллиматора, – вы ничегошеньки не делать поймете.


Стрельба в неширокий горизонтальный проем поваленных плит. А как видно, стрельба с
ограничением высоты орудия выполняет неосуществимым внедрение альтернативных
прицельных приспособлений, за исключением штатных. Каждый бой в городке
востребует таков стрельбы

Не много тамошнего, пропадает сам смысл высказывания: «Привести орудие к нормальному бою». У всякого оно будет пристреляно по-своему. У всякого борца свои, единому ему же узнаваемые (коли узнаваемые) превышения. Коли борец выставил коллиматор по механике – превышение для патрона 5×45 на 100 м – 25 сантиметров. Это же одно. А коли запросто подогнал торговую марку под пробоины в мишени, погонных метров на 50 и, счастливый, запамятовал опосля сего обо всем – это же уже альтернативное. И какие там у него будут превышения на 100 и 10 м – безизвестно! В итоге в одном коротком подразделении вы получите этакую консистенция стилей, чего там сам характеристик ногу сломит! Таковым образом, мы потеряем и гораздо один, весьма важнейший элемент – руководство огнем подразделения. Растеряем все то, чего имели и в угоду чему?! Новейшим фишкам, полезности от которых в нашей работе нет? Кушать исключительно понты, не делать все время уместные.

Из всего сего кушать исключительно один выход – интровертивный подход (направление развития вовнутрь себя, заполнение себя способностями и практическими познаниями). Просто поверить в способности приобретенной «железяки», еще тяжелее в собственную несостоятельность. Однако исключительно непопулярные решения приводят к позитивным результатам. Обвинить опосля промаха «железяку» все время легче, ежели выискать недостаток внутри себя. Каждый навык обязан становиться опытом исключительно опосля тамошнего а как вы «семь раз его отмеряете». И исключительно вы, субъективно.

Практика демонстрирует, чего отлично приготовленный стрелок ишачит идиентично отлично на дистанции до 100 м а как с коллиматором, настолько и без оного. А в не далеком бою коллиматор для вас будет исключительно мешать. Для чего выносить орудие на линию прицеливания, коли можно срезать очередью от ноги?

Да и крайнее. Когда опосля длительных, неудачных и выматывающих выездов вы вялый вдруг уроните свое орудие, а позже окажется, чего финансово накладная цацка разбилась, и вы нанесли семейному бюджету вред на тыщу другую баксов, для вас станет совершенно дурно и вы впадете в депрессию – уголки рта у вас опустятся, а высказывание личика приобретет невеселый облик.

Брать уверенность внутри себя и собственных силах нужно не делать в магазине, а на длительных и томных тренировках. Это же самое удачное вложение, которое все время окупается. И ничуть по другому.

Однако… коли уж вы его приобрели – не делать расстраивайтесь. Во-1-х, понадобится на тренировках. Во-2-х, с ним можно сфотографироваться на календарь «Мы это же изготовили! 2009»

Описав «дилемму», я не делать могу не делать огласить об тамошнем, чего изготовлено уже вот сейчас. Уже кушать методики, дозволяющие научить стрелка ведению действенного автоматизированного и беглого одиночного огня. При этом, они ориентированы до этого всего на то, дабы вселить в борца уверенность в собственных силах. Чего же бы он знал, чего он стреляет и попадает! Льготу них в тамошнем, чего они умеют нарабатываться и в «незамунюю». Борец не делать теряет собственного навыка опосля долгого перерыва. Это же весьма принципиально! Они опробованы, они отстреляны.

Я могу засвидетельствовать, чего даже «малолетний» борец отдает итог уже на первом занятии, это же коли вы попадете в руки профессионалы. Я имею в образу Учебный центр «Полигон». У меня же в группах 1-ые результаты приходили на втором, 3-ем занятии. И это же тоже много!

Мне, естественно, не делать следовало перечислять дефекты коллиматорных прицелов, а напротив – перечислить плюсы открытых прицельных приспособлений. Однако я избрал эту форму изложения, настолько а как критичность соображений наиболее четкий инструмент. Этакое подробное описание вредных моментов вызвано тем самым, чего и я, и альтернативные инструкторы ишачят по методикам, исключающим эти «ошибки».


Стрельба в «бойницу». Ограничение высоты орудия

Продолжим. На очереди передняя ручка удержания. В этом отношении все еще проще. Она образовывает плечо рычага меж продольной осью автомата и точкой приложения силы.

И коли у вас весьма благопристойный обвес на стволе, и центровка орудия соответственно нарушена, то при резких передних переносах возникнут дилеммы со скоростью прицеливания. Автомат будет «класть» набок. Это же естественно же секунды. Однако в не далеком бою это же весьма многовато.

Предпочтительней держать автомат за цевье. Хват за цевье, за один присест сформировывает правильное местоположение руки: локоть в сторону – вниз под 40 5 градусов, обратно накапливающемуся импульсу затворной рамы. Это же один из главных частей, позволяющих задерживать орудие в цели при стрельбе автоматизированным огнем и беглым одиночным. Стремительная серия выстрелов либо коротенькая очередь – главный случай стрельбы. Человек, искусно вкладывающий резвую серию и контролирующий орудие при автоматизированном огне, – Страдивари боевой стрельбы! К огорчению, этакие элементы «тюнинга», а как передняя ручка, весьма значительно мешают правильному удержанию орудия.

Намечающееся в спецназе засилье пистолетов-пулеметов, к огорчению, выполняет разработанные методики почти во всем глупыми. Весьма охото, естественно, надеть темную форму, взять в руки что-то этакое малеханькое, прекрасное и пристижное. Командир будет орать: «Мув!! Мув!! Мув!!» Мы ворвемся в адресок и будем в нем орать, пробегая по комнатам: «Клиер!! Мув!! Клиер!!» А позже, мы любых там победим. Настолько и будет. Коли, естественно, в этот адресок не делать спустятся пообедать с гор бородатые мужчины с АКМами и в заправленных в носки штанах.

А коли это же случится, то «Мув!! Мув!! Мув!!» завершится и начнется истина жизни. А это же совершенно альтернативные фразы, образцово этакие: «Танки сюда!! Где танки, мама вашу?! Вертолеты! Где вертолеты?! Где 40 2-ая армия?!» И все завезенные из других стран штуковины уходят в небытие. На замену им же возрождается испытанное надежное орудие в заводской комплектации. Откуда-то возникают люди, кои никогда не делать фотографировались для маркетинговых баннеров. И все становится на свои пространства.

Выискивать выход в смене калибра и переходе от автоматов к пистолетам-пулеметам я считаю запросто алогичным. Выискивать надо обычных инструкторов.

Спецназовец – это же варвар, и он все равно возьмет в свои руки дубину – автомат Калашникова. Обидно исключительно то, чего для тамошнего, чтобы осознать это же, неким руководителям не делать хватает здравого смысла, им же гораздо востребованы и утраты. Исключительно позже, собравшись на совещании, они сделают вывод – чего вести войну надо собственным орудием, собственным интеллектом, собственным опытом. И не делать ожидать новеньких поступлений продукта в магазин.

В пылу рассуждений совершенно запамятовал про не-заводские дульные компенсаторы. У меня на втором занятии все борцы стреляют со штатным компенсатором, с той самой же кучностью боя, исключительно при всем этом не делать глохнут и не делать слепнут.


Тс имеет высочайший клиренс, стрельба «из-под» него небезопасна.
Стрелок ишачит, очень маскируя выстрел практически впритирку.
Габариты орудия имеют принципиальное значение

Хоть какое дополнение к оружию обязано быть обосновано наружными критериями. Коли это же ночь – ночной прицел. Коли это же тотальное отсутствие света либо задымленность – это же тепловизор. Коли вы ишачит вторым номером по причине стенда – ЛЦУ.

Я ничего не делать написал об пистолетных ручках усовершенствованной эргономичности и расширении окон выбрасывателя и подачи магазина – к сиим доработкам, думаю, нет никаких претензий. Работа с УСМ в границах разумного тоже приветствуется хотя бы поэтому, чего для сего нужно иметь довольно глубочайшие познания собственного орудия. В каждом случае наилучшим вам окажется та самая стрелковая конструкция, которая у вас в руках. Чего же для вас толку с тамошнего, чего южноамериканские SWAT вооружены собственными древними кольтами, и чего кушать гораздо и «Glock» и SIG220, коли у вас ПМ? В этот миг исключительно он имеет значение! Вот сейчас он наилучшее орудие.

Классически, в собственных статьях, я ориентируюсь на служащих спецподразделений, действующих в городке и на коротеньких дистанциях. Коротенькими у нас общепринято полагать дистанцию комнаты либо коридора. На таковых дальностях, буквально все стрелковые комплексы в состоянии загнать пулю глубоко в человеческое тело и поразить актуально значимые органы. То кушать, тут размер орудия и его модификация играются участие второго замысла, а на первом месте – ваше мастерство и эксперимент.

«Ветер», инструктор по ОП
«Орудие» № 03 – 2009

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *