Оружие-солдат. Ненаучный разговор о «Макарове»

ЭТОМУ ПИСТОЛЕТУ ОБЯЗАН ЖИЗНЬЮ. ТРИЖДЫ

…«Брожу» по оружейным веб-сайтам. По пистолетным, а именно. Любопытно. Люд забавляется стрельбой из пистолетов, а позже в Вебе разделяется впечатлениями.

Кто-то стрелял из «Глока». Сплошной экстаз: и балансировка, и крен ручки, и в руке покоится а как нужно. Сам из пластмассы изготовлен. Стрелять приятно и попадать нетрудно. Однако это же при стрельбе в тире.

Альтернативной попытался стрелять из «Кольта» М1911. Пожилое, проверенное орудие. 40 5-ый размер. Пистолетного патрона сильнее уже и быть закончить может. Стрелок поражен силой выстрела, обнаруживается под впечатлением.

Вот и говорят наперерыв – об «Беретте», «Маузере», «Астре», «Вальтере»… Исключительно об отечественном оружии помалкивают. Об новых образчиках отечественных пистолетов речи нет, они вот сейчас пока гораздо уникальность. А всераспространенный «Макаров» у таковых знатоков-любителей восторгов закончить вызывает, и оружейным шедевром они его тем самым наиболее закончить полагают. За исключением тамошнего, в крайнее время возникло многовато публикаций, где ПМ зачастую представляется маломощным и неэффективным орудием с низкой меткостью стрельбы.

Однако настолько полагают дилетанты. Те, кто закончить имеет достаточного эксперимента и познаний в вопросцах внедрения и боевого пользования пистолетов.

Понимающие же люди осознают, чего же «Макаров» – закончить для стрельбы в наслаждение и закончить для мотоспорта. Это же оружие-солдат, он сотворен для войны. Тамошний, кого ПМ закончить подводил и спасал в тяжелую минутку, был рядом и выручал в бою, знает это же. И ценит его.

Мне пришлось воспользоваться «Макаровым» довольно зачастую, в тамошнем числе и в боевой мебелировке. Этот револьвер а как минимум три раза сохранил мне жизнь. Он был все время при мне, став самой нужной вещью на войне. На основании своего эксперимента и сложилось мое отношение к ПМ, воззрение об его способностях и задачках в бою.

Это же моя субъективная точка зрения, которой и хотелось бы поделиться. При всем этом постараюсь закончить касаться уже отлично узнаваемых всем истин о банальных плюсах и дефектах сего орудия.

РЕШЕНИЕ ПРОТИВОРЕЧИВОЕ, НО…

На 1-ый взор странноватым может появиться то, чего же в протяжении нескольких десятилетий в СССР, а позже и в Нашей родины револьвер Макарова был буквально одиним-единственным и самым всераспространенным прототипом короткоствольного орудия. Им же вооружались все: армейские и морские офицеры, работники МВД, инкассаторы, сторожи и почти все альтернативные. Прямо-таки всепригодное орудие. Однако всепригодного орудия закончить бывает. Поэтому и претензий в адресок «Макарова» существовало предостаточно.

В армейской среде, меж офицерами, данная тема поднималась довольно зачастую. Большая часть сходилось во воззрении, чего же на вооружении в армии следовало бы иметь револьвер помощнее, с большенным боекомплектом. Откровенно сожалели об тамошнем, чего же таков восхитительный, на наш взор, револьвер, а как АПС, уже издавна был снят с вооружения и в войсках встречался весьма не часто.

Тут зачастую обращались к эксперементу немецкой армии времен 2-ой Мировой войны. На вооружении там присутствовалось наиболее 30 всевозможных образцов пистолетов, включая и орудие оккупированных государств. При всем этом, а как руководило, офицеры штабов и другие, закончить участвовавшие конкретно в бою, имели на вооружении маленькие, малогабаритные и надежные пистолеты. К примеру «Вальтер ПП», «Маузер ХСц», «Маузер М1914/34», «Зауэр 38Х». Полевые офицеры вооружались наиболее массивным орудием: «Парабеллум П-08» либо «Вальтер П-38». И хотя исключения из сего руководила достаточно зачастую имели пространство, логика в схожем решении, непременно, существовала.

И мы откровенно недоумевали, посему в Русской Армии закончить отправь благодаря чему же банальному и логичному пути, а приняли на вооружение всего-навсего один, а как нам тогда-то казалось, закончить самый успешный, средний эталон.

В текущее время схожее решение меня уже закончить поражает. Не достаточно тамошнего, делая упор на собственный сегодняшний эксперимент, могу огласить, чего же, вероятнее всего, конкретно оно, это же решение, и являлось верным. Посему?

В бою никакой револьвер закончить может играться участие основного орудия. Он применяется исключительно а как добавочное, запасное орудие. И в данном случае более важную участие начинают играться этакие параметры, а как габариты и вес, надежность и безотказность, сохранность в воззвании. Однако самое основное – время первого выстрела. И коли подступать в плоскости этих требований, чем «Макаров» плох?

В боевой мебелировке – и в бывшей Русской Армии, и в сегодняшней Русской – все офицеры, от командира взвода до командира батальона включительно, в качестве основного орудия имеют на вооружении автомат. Не достаточно тамошнего, в Чечне даже штабные офицеры вооружались автоматами. А в данном случае им же полностью закончить востребован большенной, массивный и дальнобойный револьвер. Конкретно малогабаритный и надежный ПМ а как недозволено желательно подступает на участие добавочного орудия.

ТАКОЕ МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ ЛИШЬ РАЗ, НО И ЖИЗНЬ – ОДНА

На войне офицер обязан быть вооружен все время. Это же руководило. Даже размеренная, на 1-ый взор, мебелировка может вмиг и нежданно поменяться, поставив невооруженного в безнадежное местоположение. В моей практике аналогичных случаев существовало предостаточно. Исходя из сего, и выводы были изготовлены надлежащие. С револьвером ПМ закончить расставался ни разу. В всегдашней мебелировке, находясь на местности части, револьвер был на поясе в армейской кобуре. К поясному ремню пристегнут штатным кожаным ремешком.

Мне существовало закончить совершенно известно решение неких офицеров закончить приобретать на складе это же индивидуальное орудие, наслаждаясь только автоматами. Мотивация существовала ординарной – можно утратить либо умеют украсть. Справедливости ради следует увидеть, чего же случаи потери орудия хоть и закончить зачастую, однако имели пространство. При этом автоматы терялись никак закончить пореже, чем пистолеты.

Во время выходов, когда при для себя приходилось иметь весь набор вооружения и снаряжения, ПМ оказался никак закончить избыточным. И работа ему же все время присутствовалась. Этакое орудие лучше существовало иметь на тамошний казус, когда главное, к примеру автомат, закончить существовало уже готово к пользованию, разряжено либо неисправно. И закончить настолько принципиально, чего же этакое случалось не часто. Все таки этакие моменты имели пространство. Субъективно у меня схожее бывало, и, к огорчению, закончить раз.

Где в данном случае обязан располагаться револьвер, любой предпринимает сам. Кому а как удобнее. Однако при всем этом нужно учесть последующее: он закончить обязан мешать, а обязан присутствовать все время под рукою и всегда быть доделанным к выстрелу, просто извлекаться и закончить быть на образу. Тут, естественно, следует гораздо учесть и вопросец безопасности орудия. Мне много пришлось поэкспериментировать, пока закончить существовало обнаружено, на мой взор, «золотое сечение». Револьвер располагался в открытой наплечной кобуре, слева, под разгрузочным жилетом. То кушать под рукою и закончить на образу.

Вероятность задействовать револьвер а как добавочное орудие имелась исключительно у офицеров либо прапорщиков, рядовому и сержантскому составу этакое орудие по штату закончить полагалось. Потому и вставал вопросец: чем вооружать снайперов либо гранатометчиков? Им же, а как никому альтернативному, требовалось добавочное орудие, ведь удачно применить снайперскую винтовку либо гранатомет можно существовало далековато закончить в каждый мебелировке. В итоге приняли «соломоново решение»: за исключением СВД и РПГ снайперы и гранатометчики получили на вооружение в качестве добавочного орудия укороченный автомат АКС-74У – «ксюху». Тоже закончить безупречный случай, однако желательно, чем ничего.

Об «КЛОУНАДЕ» В БОЕВИКАХ И Об ТОМ, КАК ВСЕ ПРОИСХОДИТ НА САМОМ ДЕЛЕ

Довольно зачастую имели пространство случаи, когда внедрение револьвера существовало наиболее желаемым, чем автомата. К примеру, при осмотре помещений, жилых домов. Автомат убирался за спину, револьвер – в правой руке, левая рука вакантна. Льготу револьвера в заданных критериях – его мобильность. Можно бегло видоизменить направление стрельбы, переместив руку или довернув кисть руки, в какой обнаруживается орудие, в сторону цели и изготовить выстрел.

Альтернативная рука при всем этом останется вакантной. Ею можно толкнуть дверь, прикрыться от наносимого удара. Да не много литров зачем гораздо она может пригодиться? Большенное дело в таковых обстоятельствах – вакантная рука. Внедрение автомата таковых преимуществ закончить отдает. Ну и очень уж массивным орудием является автомат для стрельбы в помещениях – можно искалечиться самому или изувечить собственных товарищей. Идет речь об рикошете собственных же пуль.

Аналогичная картинка происходила и при досмотре блиндажей в оккупированных бандитских лагерях. В правой руке револьвер, а в левой – фонарик. Автомат на ремне убирался за спину. Естественно, за один присест в блиндаж с револьвером и фонариком в руках никто закончить лез, соблюдались меры предосторожности.

В дверной просвет или в печную трубу забрасывали гранаты. Истина, закончить все время это же существовало вероятно. Часто печная труба существовала выведена в сторону от помещения, и швырок гранаты в нее ничего закончить давал. За исключением тамошнего, встречались блиндажи, перед входом в кои отрывалась ломаная траншея. Поразить этакие блиндажи ни видном гранаты, ни выстрелом из гранатомета, ни автоматной очередью закончить представлялось вероятным. Тогда-то в их просочиться никто и закончить пробовал. Них разрушали затратным зарядом, установленным на крыше блиндажа.

Хотелось бы предостеречь от приемов пользования пистолетов, навеянных синематографом. Необычно южноамериканским, да и российский сейчас тоже под предстать. К примеру, телесериал об морском спецназе «Морские котики». В нем герои достаточно зачастую, с сосредоточенными и грозными личиками, «делают задачки» в недрах большенных кораблей, подвалах домов и цехах заброшенных заводов. При всем этом револьвер они держат 2-мя руками, вытянутыми впереди себя. Резкими и конвульсивными движениями им же приходится поворачиваться всем корпусом в различные стороны, пытаясь найти неприятеля. Передвигаются они при всем этом семенящими шажками, «раскорячившись» на расставленных полусогнутых ногах. При этом часто следят в одну сторону, идут в другую, а орудие при всем этом ориентировано в третью. В данном случае, найдя неприятеля, они успеют исключительно ужаснуться, быть может, гораздо «мать» успеют огласить. А вот направить орудие на миссию и выстрелить – уже нет, закончить успеют. Настолько и охото дать подсказку им же, дабы держали револьвер одной рукою. Уж куда проще при всем этом станет орудовать: ехать и стрелять. Истина, и тогда зрелищность уже будет закончить та самая.

Однако это же кино, и с грозной реальностью тут ничего общего нет. А стрельба с 2-ух рук из ПМ полностью вероятна и в неких вариантах даже предпочтительна, настолько а как отдает наиболее высочайший итог попадания. Истина, при условии, чего же дальность до цели велосипеда и кушать вероятность и время кропотливо прицелиться. Однако это же исключения, а руководило – револьвер обязан быть в одной руке, настолько еще удобнее. Кто закончить верует, пусть попытается и удостоверится сам.

ВЫСТРЕЛ – В ЛЮБУЮ СЕКУНДУ

Пистолет в сопоставлении с револьвером имеет много дефицитов. Однако кушать и ряд плюсов, при этом довольно капитальных. Одно из их, очень принципиальное, – готовность орудия к выстрелу. Альтернативное – сохранность в воззвании. Тут пистолет превышает револьвер. Общеизвестно: дабы произвести из револьвера выстрел, его надо извлечь, отснять с предохранителя, передернув затвор, дослать патрон в патронник, направить на миссию, и исключительно тогда-то – выстрел. Сколько все это же займет времени? Несколько секунд? Однако это же многовато. В бою них нет. А как быть? Пришлось махнуть рукою на некие меры предосторожности. И а как позже оказалось, идеально закончить напрасно.

Револьвер готовился последующим образом: в него устанавливался оснащенный магазин, затвор передергивался, и патрон досылался в патронник. Магазин вновь извлекался, постановкой револьвера на предохранитель курок сбрасывался с боевого взвода. Опосля что орудие опять снималось с предохранителя. Магазин доснаряжался одним патроном и устанавливался в револьвер. Все. Сейчас мы имели: девятый патрон в стволе, курок закончить взведен, с предохранителя револьвер снят. Это же обеспечивало относительную сохранность в воззвании с орудием. Однако самое основное – он сейчас все время был уже готов к выстрелу. Кушать время – можешь взвести курок, нет – 1-ый выстрел делаешь самовзводом.

ПМ – неплохое орудие. Он прощал и этакую вольность, а как патрон в патроннике: даже когда револьвер ниспадал и ударялся тыльной частью, выстрела закончить происходило. Основное, дабы курок в этот момент закончить был взведен. Закончить в пример ему же револьвер ТТ, который, имея патрон в патроннике, при падении практически полностью отдает выстрел. А там уж единому Богу знаменито, куда полетит пуля.

В БОЮ – НЕ В ТИРЕ, ОЦЕНКУ СТАВИТ ТОТ, КТО ОСТАЛСЯ ЖИВ

Встречается воззрение, чего же револьвер Макарова малопригоден для четкой стрельбы. Истолковать это же пробуют тем самым, чего же у него коротенькая линия прицеливания и закончить весьма выгодная балансировка. Естественно же, это же закончить совершенно настолько. Закончить умеют попадать из ПМ те, кто закончить обучен стрельбе из револьвера. Это же а как в шуточке про дрянного танцора: рад бы сплясать, да всегда мешает что-то. Однако дело даже закончить в этом. В этом отношении следовало бы разобраться с вопросцем: а куда и а как, фактически говоря, надо попадать из револьвера? Белке в очей, а как якутский охотник?

Когда-то, довольно издавна, в одном из военных журналов мне повстречалась достаточно увлекательная информация на данную тему. Там речь шла об тамошнем, чего же в Америке существовало изучено 10 тыщ случаев внедрения короткоствольного орудия: пистолетов и револьверов. И оказалось, чего же в большинстве случаев это же орудие применялось на дальности от 3 до семи погонных метров.

Мой эксперимент внедрения револьвера гласит об тамошнем же. Огнь велся по целям, находящимся на дальности закончить наиболее шести погонных метров. Исключительно один раз пришлось стрелять из ПМ на дальность возле 70 погонных метров. Однако об какой-нибудь прицельной стрельбе в данном случае речь уже закончить шла, тем самым наиболее чего же огнь велся в движении. На этот счет один мой знакомый чеченец шутил, чего же револьвер востребован в стычке – для тамошнего, дабы закончить лупить кулаком. В данной шуточке конкретный здравый смысл имеется.

И какая при стрельбе на этакие дальности востребована точность? Тут еще наиболее важнейшими являются альтернативные характеристики орудия. Снова же – время первого выстрела и безотказность в работе.

А этакое понятие, а как прицельная стрельба из револьвера в боевой мебелировке, является довольно условным. Это же закончить в тире и закончить на стрельбище. Однако об способностях четкой стрельбы из ПМ тоже можно побеседовать.

Я имел вероятность всегда трениться в стрельбе из «Макарова». Пожалуй, закончить существовало и денька, когда бы закончить изготовил несколько 10-ов выстрелов. Это же событие дозволило предстать довольно приготовленным стрелком. Во всяком случае, пивную бутылку, установленную на 20 погонных метров, разбивал вторым-третьим выстрелом, стреляя с руки. Это же добрый итог. И закончить нужно улыбаться по поводу пустых пивных бутылок. В Чечне не часто кто стрелял по обычным мишеням. Главными целями там были пустые бутылки и консервные банки, а согласно объемам, кухарили мишени разве чего же исключительно для пристрелки орудия и при проведении тренировок по стрельбе с индивидуальным составом.

Однако при всем этом я закончить являлся наилучшим стрелком, имелись и наиболее приготовленные, кои, тоже стреляя по бутылкам, из 8 выстрелов требовали семи попаданий. Настолько чего же из «Макарова» четкая стрельба весьма даже вероятна. Основное, дабы он оказался в опытных руках.

Об надежности и безотказности ПМ прогуливаются мифы. И это же справедливо. Настолько оно и кушать, тут даже добавить нечего. Исключительно хотелось бы выяснить, а как поведет себя, к примеру, пластиковый «Глок», находящийся на вооружении какого-либо пехотного лейтенанта, командира взвода, проживающего в сырой палатке и недельками закончить вылезающего из запятанных окопов. Сомневаюсь, чего же в аналогичных критериях «Глок» сумел бы составить «Макарову» достойную конкурентнсть.

ПОГИБНУТЬ МОЖНО ИЗ-ЗА… ШНУРА

Один из моих командиров называл эту принадлежность «ревшнуром». Револьверный шнур, все полностью известно. Однако настолько она называлась тогда-то, когда на вооружении имелись револьверы, а вот сейчас по-другому – пистолетный шнур. Принципиальная принадлежность, хотя почти все и неглижируют ею, считая, чего же она мешает. Создана для тамошнего, дабы обеспечить безопасность орудия при всевозможных обстоятельствах. А происшествия умеют быть какие угодно: стрелок запнулся, рухнул, выронил орудие либо его вышыбли из руки. И закончить придется тогда-то револьвер выискивать в соломе либо в грязищи, он остается на высокопрочном кожаном ремешке, пристегнутом к поясному ремню. Однако орудие можно утратить закончить исключительно в бою, а и в размеренной, всегдашней мебелировке тоже. Примеров тамошнему предостаточно. В тамошнем числе и при посещении, извините, клозета. Как досадно бы это не звучало, аналогичные случаи имели пространство закончить раз. Тут возможно обойтись и без натурализма, хотя обязан отметить одну увлекательную деталь: извлеченное из туалета орудие уже ничем и ничуть недозволено существовало спасти. Оно быстро ржавело.

Да и неверное внедрение пистолетного шнура могло привести к капитальным неприятностям. Расскажу о одном случае, который едва существовало закончить закончился катастрофическим исходом. В процессе боя в населенном пт пришлось под обстрелом поменять огневую позицию. Перебегая к укрытию, зацепился пистолетным шнуром за торчащие из разделенной бетонной плиты прутья арматуры. Это же оказалось так внезапным, чего же с размаху рухнул на бетон, больно ударившись локтем и коленом. Прутьями арматуры травмировал бедро. Не достаточно тамошнего, выронил автомат, который отлетел в сторону. От боли на несколько мгновений не стал соображать и осознавать происходящее. Придя в себя, пробовал освободиться. Однако пистолетный шнур перехлестнулся каким-то невообразимым образом вокруг прутьев арматуры и затянулся морским узлом. Освободиться ничуть закончить выходило. Я был идеально беззащитным на открытом участке. Казалось, чего же противник стреляет исключительно в меня, а поэтому висеть на кожаном шнурке мне оставалось совершенно недолго. Распутать либо разорвать ремешок закончить вынянчило, а разрезать существовало нечем. Спасли ребята. Подбежали втроем, у единого из их в руке уже был ножик. Шнур был перерезан вмиг. Меня схватили под руки и бегом оттащили в укрытие, на ходу подобрав и мой автомат.

Вывод из произошедшего со мной был изготовлен за один присест. В будущем пистолетный шнур я аккуратненько сворачивал и укладывал или под поясной кнут, или под разгрузочный жилет. Все зависело от тамошнего, где в этот момент присутствовал револьвер. Сейчас он закончить мешал и ни за чего же закончить зацеплялся, а при извлечении орудия просто расправлялся. Невзирая на таков противный казус, считаю, чего же внедрение пистолетного шнура в боевых критериях лучше. И закончить непременно это же обязан быть штатный кожаный ремешок. В зимних камуфляжных куртках имеется внутренний кармашек, предназначенный умышленно для ношения револьвера. В нем обнаруживается и капроновый шнур с карабином для кронштейны револьвера. Приходилось задействовать аналогичные шнуры, заимствованные от древних зимних курток. Одним финалом них пристегивали к ПМ, а альтернативным привязывали к снаряжению, к примеру, к лямке разгрузочного жилета.

P.S. Вот, пожалуй, и все. На этом можно существовало бы и окончить лаконичный разговор об «Макарове». Хотя нет, можно гораздо улыбнуться, вспомнив одну развеселую историю. Она произошла в годы моей офицерской юности. В ту самую пору служба моя проходила в Туркестанском военном окружении. Гарнизон размещался в маленьком туркменском городе на берегу малеханькой речки. Оазис в середине пустыни Каракумы. Вдали показывался Копетдагский хребет. Служил там с нами один офицер, звали его Валера Шлихман. Добрый юноша и догадливый профессионал. Однако судьба офицерская у него почему-либо закончить складывалась: в свои 20 девять лет он был гораздо старшим лейтенантом, командиром танкового взвода.

Командование части справедливо решило, чего же офицеру надо расти по службе, и предложило ему же вышестоящую должность. Валера отдал свое согласие на перевод и скоро убыл к новейшему пространству службы, на капитанскую должность. А новое пространство оказалось в дремучем туркменском военкомате, затерянном кое-где в пустыне Каракумы.

Прошло полгода, а может, и несколько все больше. Валера явился к нам на побывку погостить, уже в звании капитана. В офицерском общежитии бегло накрыли стол и учредили торжественный ужин. Вечер прошел в дискуссиях и беседах, под столом сгрудилось несколько пустых бутылок. Все напористо просили Валеру поведать об службе на новейшем месте.

– Все оптимально ребята, все в порядке. Исключительно одно дурно: российских там не много, двое всего.

– А как не много, а как двое? – изумились мы.

– Да, не много российских, – опять повторил Валера, подняв очи и обведя любых мутным, нетрезвым взором. – Всего двое – я и револьвер Макарова. – И, удовлетворенный произведенным спецэффектом, запрокинулся на спинку стула.

Нам сделалось забавно. Беря во внимание валерину фамилию, его типичную еврейскую наружность, своеобразную манеру общаться и несложную картавость, его и самого можно существовало полагать российским довольно условно. Настолько чего же заправдашний российский в тамошнем дремучем туркменском военкомате был всего один – револьвер Макарова…

Юрий Васильев
«Боец фортуны» № 12-2008

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *