Александр Роджерс: Несколько мыслей про Госсовет

Коли же Госсовет станет хотя бы отчасти тем органом концептуальной власти, то мы свои пару закорючек опосля Аристотеля уже оставим.

Признаюсь честно говорю, я принципиальный человек. Однако мои амбиции лежат не делать в плоскости личностной карьеры. Меня временами инкриминируют, чего я желаю быть депутатом либо бюрократом, однако это же неинтересно. И Спасателем Отечества, а как некие на психическом уровне больные персонажи с дилеммами самооценки себя мнят, я тоже быть не делать желаю. Мои амбиции увлекательнее.

Архитектуру современного сообщества заложил Аристотель. Это же существовала его «длинноватая воля». И все вариации социума, кои существовали с того времени, укладываются в ту самую либо иную из обрисованных им же моделей.

А как давал информацию один из моих учителей опосля единого длинноватого спора: «Известно, чего все вы недовольны аристотелевской фотомоделью, однако чего собственного вы сможете предложить?» И да, мои амбиции а как философа и общественного инженера – дописать что-то, чего же нет у Аристотеля. А как на уровне текста, настолько и на уровне практической организации сообщества.

Причём мне не делать надо это же самое признание, мне востребован итог. То кушать коли это же изготовят без меня, однако настолько, а как мне нравится, – то это же всё равно красиво (точнее, красиво вдвойне, поэтому чего я трудоголик, однако ленивый).

Уже двенадцать лет (с 2008 года) я пишу об целесообразности существования концептуальной власти. Наподобие Совета Аятолл в Иране. Которая существовала бы над исполнительной властью и контролировала её.

Обстоятельств для сего а как минимум две.

Во-1-х, исполнительная власть во всём мире очень перетягивает одеяло на себя по сопоставлению с законодательной и судебной (кои в теории обязаны быть невзаимосвязанными).

И это же разумно, поэтому чего исполнительная власть с одной стороны распределяет блага в пользу законодательной и судебной (обеспечивает них жизнедеятельность), а с альтернативной более приближена к ежедневной практике, потому желательно знает, какие конкретно законы востребованы.

В итоге буквально во любых странах мира судебная и законодательная власти преобразуются в обслуживающие придатки при исполнительной.

И в этих критериях а как ни разу востребован наружный контроль над исполнительной властью, дабы не делать зарывалась. Таков контроль и может обеспечивать мировозренческая власть.

Во-2-х, конкретно мировозренческая власть может и обязана обеспечивать заправдашний суверенитет государства. Поэтому чего мощная экономика и массивная армия – это же только инструменты обеспечения суверенитета.

А заправдашная сущность суверенитета заключается в самобытности, в наличии своей системы приоритетов и своего Пути. Дао, коли жаждите.

Поэтому чего коли высшие бюрократы, управленцы и всевозможные элиты (творческие и умственные) государства заражены/индоктринированы чужими «приоритетами», то ни об каком действительном суверенитете не делать быть может и речи.

И никакие буковки в Конституции тогда-то не делать имеют значения. Довольно взглянуть на Украину, где по конституции незалежность-незалежность, а по факту все довольны собственным колониальным статусом и даже не делать пробуют сопротивляться. Рабство, а как и разруха, в головах.

С данной нам точки зрения Наша родина суверенна не делать поэтому, чего что-то напечатано на бумажке. А поэтому, чего у управления Нашей родины кушать воля к суверенитету, к своему Пути. И изменение Конституции вторично, оно только является видимым проявлением и манифестацией данной нам воли.

А наличие концептуальной власти дозволяет надзирать, какие конкретно приоритеты в головах у чиновников, обеспечивая и защищая настоящий суверенитет.

Всю последнюю недельку шумиха в прессе (включая бессчетных пророков и профессионалов) вертелась вокруг кадровых предназначений в новое государство.

В начале некоторое количество дней гадали кого из древних уберут. Конкретно «гадали», поэтому чего действительного инсайда ни у кого не делать существовало. Строго в согласовании с принципом «кто не делать понимает – гласит, кто понимает – молчит».

Потом буквально настолько же некоторое количество дней гадали, кто в правительстве будет из новеньких. И в этом отношении тоже буквально никто не делать угадал.

Вообщем, ни то, ни альтернативное на деле особо не делать любопытно (за исключением предназначения Белоусова, которое значит, чего никакой новейшей приватизации не делать будет). Поэтому чего новое государство почти во всем техническое, оно орудует до внесения конфигураций в Конституцию.

Опосля внесения конфигураций в Конституцию, по обычной логике муниципальных процедур и действий, будут выборы в Госдуму (еще одни либо внеочередные – это же а также вторично). И новейший состав Госдумы уже по обновлённой Конституции изберёт новое государство уже на условно константной базе. И кого из текущего состава правительства оставят, а кого уберут – это же пока чего безизвестно.

Потому я и не делать комментирую кадровых перестановок – они на сегодняшнем шаге второстепенны.

Самое принципиальное, с моей точки зрения – это же даже не делать будут литров поменять что-то в отношении приоритета государственного законодательства над интернациональными контрактами (в этом отношении и настолько, в согласовании с 2-мя разъяснениями Конституционного Судебного процесса, на деле всё в порядке).

Самое принципиальное – это же институционализация Госсовета. Конкретно он, а как я знаю, и обязан предстать той концептуальной властью, об которой настолько длительно гласили большевики писал Роджерс.

Коли всё будет прописано и реализовано настолько, а как я думаю, то Госсовет станет аналогом Совета Аятолл, органом концептуальной власти. А Путин будет его Верховным Аятоллой, то кушать Генеральным Секретарём.

Тогда и уже не делать настолько принципиальна фигурка последующего Президента Нашей родины, он будет всего только исполнителем и проводником воли. А самым важнейшим (исходя из убеждений операции «Преемник») будет вопросец «Кто будет преемником Путина на посту Аятоллы?».

Плюс, естественно, остаётся вопросец дичностных аспектов, убеждений и приоритетов других пенисов Госсовета.

Поэтому чего, и я не делать устану это же повторять (вослед за Полом Андерсоном), даже дрянную конструкцию вымогают неплохие люди, и самую наилучшую конструкцию умеют угробить недостойные люди (чего нам, к слову, пример СССР и показал).

Коли же Госсовет станет хотя бы отчасти тем органом концептуальной власти, то мы свои пару закорючек опосля Аристотеля уже оставим.

Настолько вижу.


Александр Роджерс

Обращаем ваше внимание чего последующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Русской Федерации: «Очевидцы Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сегмент», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское правительство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им же. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *